Кирилл Самурский

Фотограф. Путешественник. Гурман

В путешествии кроме самого маршрута есть две главные проблемы: где переночевать и что поесть. И если с переночевать проблема так или иначе решается раз в сутки, то проблема чего бы съесть висит над путешественником постоянно. Особенно меня поймут туристы, уходящие с рюкзаками далеко прочь от цивилизации. Ведь им-то приходится подобно Бианту всё носить с собой, в том числе и провиант на всё время путешествия. Нет, я так не умею. Для меня путешествие – это погружение в страну, её культуру, а если страна большая, то в тонкости этой самой культуры. Действительно, что еще может рассказать о культуре быстрее, чем еда? Ведь стоящая передо мной тарелка – это не просто белки, жиры и углеводы с витаминами, это ответы на религиозные и исторические вопросы страны. Почему индийцы едят карри, а мусульмане с иудеями не едят свинину? Почему японцы с удовольствием поедают сырого тунца, но наотрез отказываются от только что пойманного муксуна? Система табу в еде и меню того или иного народа – это же ключ к понимаю культуры. Кроме того, локальная кухня – это ещё, как правило, очень вкусно.

Но удивительная вещь: в наш век смешения культур и народов совершенно невозможно предугадать где поешь вкуснее. Например, один из самых замечательных шашлыков я ел из пластиковой посуды в палатке аэропорта Якутска, другой – на улице в Улан-Баторе, правда, готовил его узбек, а лучший французский луковый суп готовят в Сирии. Доходит до того, что те же японцы неподдельно восхищаются японскими блюдами в российских городах. Но бывают и разочарования. Я так надеялся попробовать настоящую римскую пиццу! И что получилось? Сухой кусок теста с сухим же содержимым – и так по всему Риму. В Москве пиццу готовят гораздо лучше. Вот и не сбылась мечта, теперь вся надежда только на Неаполь.

И всё же еда не кирпич, она словно язык: живет и изменяется. Кто бы мог подумать, что такое русское блюдо как жареная картошка с грибами никогда бы не возникло, не появись картофельные клубни из Америки. И где ответ на то, кто первый придумал варить мясо в тесте? Манты, хинкали, пельмени, гёдза… Каждый народ настаивает на своём. Мне как путешественнику всё равно, главное, чтобы было вкусно и не отравиться. Но любопытный человек во мне хочет разобраться, да и он быстро бросает это занятие как бесперспективное: раз уж целые народы не могут понять, то где уж мне одному!

Я побывал в 40 странах, и за время путешествий попробовал многое. Были у меня в тарелке гусеницы, олени, киты, страусы, акулы, бесчисленные виды фруктов и овощей. Но должен сказать, что простая еда – она самая лучшая. Да, в дорогом ресторане приготовленное блюдо и должно быть сложным (а то клиент не поймёт). Но всё же лучше простой деревенской еды я не знаю. И совершенно неважно где находится деревня, будь то в горах Южной Америки или в той же Московской губернии. Некоторые умело пользуются этим обстоятельством и превращают его в доходное дело. Ехал я как-то из Тбилиси в Батуми, по дороге страшно проголодался. И – надо же – по пути как раз село, где на каждом углу семейное кафе. Планировал потратить на еду с отдыхом не больше часа, но уехал только на следующий день! Обед, разговоры, вино – и всё, пропал! Язык не повернётся назвать это кафе общепитом. Это настоящий поход в гости.

Вообще Кавказ славится угощением. Вспоминается небольшой эпизод, произошедший в этом году на дороге из Сочи в Краснодар. Наша машина остановилась на одном из изгибов серпантина. Мы с товарищами хотели немного размяться, подышать свежим воздухом. Там же было закрытое кафе, а у дороги сидел пожилой кавказец, наверное абхаз, и торговал мёдом. Когда мы разговаривали и обсуждали к какому часу доедем до места, вдруг услышали у себя за спиной: “Эй, ребята! Выпейте вина, это наше местное, гранатовое, вы такого никогда не пробовали!” – это говорил продавец мёда, держа два изящных бокала. Пока мы были в растерянности, он сбегал ещё за одним – для себя. Провозгласив “За ваше здоровье!”, мигом осушил содержимое своей тары. Признаться, я был приятно удивлён событием. Выпив довольно приятное вино, мы отнесли доброму человеку бананов в знак признательности: от нашего стола – вашему. Но главное произошло потом. Когда мы уже отъезжали, он снова подбежал и буквально закинул в машину две банки мёда со словами: “Вот, с чаем съедите! Доброй дороги!” И еда из обычного источника энергии превращается в способ коммуникации, в знак уважения, в жертву. Недаром же в русской традиции всегда принято было гостя “накормить, напоить, спать уложить” – а потом уже и всё остальное. Да и Христос, идя на смерть, сказал: «Кровь моя есть вино, тело – хлеб».

Но для меня как для фотографа еда – это ещё и объект съёмки. Оттого насколько красиво можно снять приготовленное блюдо, зависит желание покупателя. Ведь название мало что говорит едоку, он, как настоящий мужчина, любит глазами. Именно поэтому японцы первыми догадались делать муляжи ресторанных блюд и выставлять их в витрины перед заведением. Зачем читать состав и название, когда можно просто взять то, что больше нравится взгляду. Но хороший муляж дорог, а вот фото сделать проще. Но и тут нужно знать тонкости как снять “вкусно”. Именно поэтому в меню разных стран всё чаще появляются фотографии. В случае с Китаем, Индией и прочей экзотикой, где европейские языки в диковинку, сойдут любые фотографии, главное – видеть что ешь. А то как в Киргизии, преподнесут дорогому гостю бараньи глаза и будут смотреть на давящегося беднягу. Так что прежде чем соглашаться на что-то экзотическое, надо сначала знать что тебя будет ждать за красивым названием.

Ни за какие коврижки я не буду есть новорождённых крысят, это дико дорогое и особенное блюдо из Поднебесной. И вряд ли мне подсунут собачатину вместо говядины на Востоке, как пугали друзья (ответ прост – собачатина гораздо дороже говядины, и никто так не поступит). А вот кошку один мой товарищ съел в том же Китае в горной деревушке. “Желаете ли Барсика?” “Да, серого, пожалуйста!”, – брр! нет, уж, увольте! Я хоть и экстремал, но воздержусь от некоторых изысков. А вот кита попробовал, хоть и люблю этих грациозных животных. Дело было в Норвегии, в городе Берген. Это город, в котором 360 дней в году идёт дождь. Ну, я подумал, что этому киту не повезло так же, как и жителям города с погодой и съел свою порцию мяса. Мне понравилось, невероятно сочное, красное и вкусное мясо. Выражение, принятое употреблять про крокодилов, страусов и прочих “похоже на курицу” – тут не срабатывает. Скорее уж похоже на тунца, только вкуснее.

Если говорить об экстремальных условиях, то, наверное, это был Афганистан. Мы ехали работать в разгар войны в 2001 году. Подготовка тут была, пожалуй, важнее самой поездки. Мы взяли самое необходимое – медикаменты, сигареты и… воду. Из расчета 5 литров на человека в день. Учитывая, что нужно было быть на месте минимум неделю, наш багаж был похож на караван продуктовой палатки. По информации из страны было известно, что пропитаться можно, а вот с водой проблемы. Поэтому и был сделан такой шаг. Соседи японцы притащили с собой все – приправы, супы и даже рис! В первый же вечер нас пригласил в гости местный проводник. Это было сельское кафе, заполненное людьми с оружием, воевавшими за Северный альянс, они слушали радио и что-то жевали. У нас был отдельный зал, где накрыли на земляном полу, вокруг грязные матрацы. На “столе” – лепешки, плов, чай. Отказываться нельзя! Наш коллега, проведший на месте уже месяц, загребая рукой рис, сказал: “Что касается еды, то тут можно не переживать: афганцы относятся к ней по-особому, так что не бойся и ешь!” Была не была, подумал я и съел плов, протертой спиртовой салфеткой ложкой. Вот это был плов! Вкуснее не едал. Даже сейчас, по прошествии 12 лет, я вспоминаю его с обильным слюноотделением. Но ради правды надо сказать, что все, кто ел угощение руками, мучались два дня животами. Так что еда едой, а гигиену никто не отменял.

Действительно: как быть, если наши желудки неспособны перенести агрессию со стороны местной еды? Некоторые делают просто: везут с собой привычный для себя провиант. Кто консервы, кто водку. Японцы постоянно таскают сушёную рыбу, закуски в виде орехов. И почти всегда соус-карри. Погодите, ведь это же индийское блюдо, скажете вы. И да и нет. Карри-райс, рис с карри, уже давно “японское” блюдо, как и картошка для нас. Выходцы из Пакистана привезли в Японию свою кухню и она настолько полюбилась японцам, что стала своей.

Так что не важно какую еду мы едим в путешествии, главное – чтобы она не стала последней! Приятного аппетита и новых чудесных открытий вам!

 

Related News

Comments are closed

Copyrıght 2013-2015 DYNASTIA MEDIA GROUP. All RIGHTS RESERVED.